Home                   Александр Стражный  Авторская литературная страничка  

Памяти отца

Сергей Варфоломеевич Страшный
1924-1991

С.В.Страшный  Живопись ( Портреты   Очаков   о.Березань   Море   Цветы   Акварели )  Биография   Статьи   Проза   Поэзия   Признание и известность  

Поэзия

Армейские мотивы

Стихотворения из блокнота 
(блокнот находится в экспозиции
Очаковского военно-исторического музея им.Суворова)

 Надпись под фотографией: 4-го марта 1946 г.
                                                         Венгрия
                                                          г. Папа

                                            Потомство диктатора

 Ей лет семнадцать.
Под дождем на улице
До полночи из тьмы прохожих ждёт
Под тумбой у реклам сутулится,
За корку хлеба тело продаёт.

И кто она?
Виновница позора?
Не думаю, а впрочем всё равно.
Для ней я не имею разговора
Пускай ей будет то что суждено.

Таких не мало, нет
Их очень много.
И на душе у них всего одна печаль
И потому встречая на дороге
Я не виню их, мне их просто жаль.

Обманутая юность и надежды,
К чему привёл вас пресловутый вождь?
Крадётся холод под одежду
И по лицу струится дождь.

        *                 *

                 *

 Когда ресницы ночи
Сомкнуться дивным сном
Небес заплачут очи
Тоскующим дождём,

И ветер треплет крышу,
Рыдают провода,
Я чувствую и слышу
Что осень подошла.

 

                Воспоминание

 Палата.
Койки строем.
Перед глазами окон ряд.
Всё те же белые покои
И стоны раненых солдат.
Опять санбат.
Летят минуты,
Часы и дни, а время не летит.
Воспоминаниями окутан
Томлюся я, душа болит
И ждёт чего-то,
Шепчет о хорошем,
Поёт о детстве,
Юности моей.
О незабвенном милом прошлом
О красоте угасших дней.

     ………………………………….

 Помнится детство.
Как-то весною
В озере дивном закат догорал
Плыли мы в лодке счастливой семьею
Остров волшебный мне брат показал.

Ивы в раздумье склоняясь над водою
Золото кос омывали в волнах
Чайки порхали в игре над скалою
Таяли пухом м немых небесах.

Волны плескались о борт говорливо
Мать улыбалась, отец загребал.
Лилии рвал я, смеялся счастливо
Радуясь небу
Закат догорал.

 

       …………………………………….

Детство…
Как часто о нём вспоминаешь…
Жизни страницу открыв наугад
С жадностью бегло украдкой читаешь,
Прошлое ищешь, находишь и рад.

И хочется вновь чистоты несравненной
Смех, беззаботность, невинность, покой
Детство! – Счастливое, неугомонно
Радость и счастье поры золотой.

     …………………………………….

Отыграло детство
Арфой златострунной
Беззаботно юность
Ветры разнесли,

Словно тучи в небе
Тучи ночью лунной
Уносимы ветром
Расплылись вдали.

     …………………………………..

 Но вот война.
В июле летом
Пришла непрошенною гостьей в дом
И все переживанья перед этим
Теперь смешны казались,
И притом
Все чувства изменили направленья
И месть явилась словно властелин,
Диктуя нам единое стремленье
Домой прийти через Берлин.

     ……………………………..

 Взрывами снарядов землю разорвало
Горький дым окутал синий небосвод
У солдата сердце часто замирало
И солдат сжимался, но смотрел вперёд.

Грозною лавиной вражеские танки
Разбивая копны по полю неслись,
Пролетали с визгом над бойцом болванки
С жарким криком мины впереди рвались.

Поднимая тучи непроглядной пыли
Наступал бронею чернокрестый враг
И все ближе, ближе, танки подходили
Вот уж слышен грохот гусенечный лязг.

Вот он мчится сталью прямо на солдата
Над холмом взметнулся тучею песок
Врост поднялся парень и летит граната
Взрыв, и закачался танк и паренек.

Пламенем объятый вражий танк пылает
Но в дыму пожарищ немцев цепь идёт.
Кровь сочится с раны, но солдат стреляет
Танк в огне пылает, жаром обдает.

Надо отползти бы, подняться – и к бою…
Землю-мать родную зачерпнул рукой,
Но не смог подняться воин над землёю
И поник бессильно гордой головой.

Утром на рассвете солнце золотое
Пробудило взоры утомлённых лиц
Осветило поле, поле после боя
Чёрные громады, цепи гусениц.

И солдата рану утренней росою
Омывало нежно, пробудился он,
Пробудился воин, шевельнул рукою
Застонал и снова углубился в сон.

 

              ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ 
       Слова Сергея Страшного
       музыка Александра Страшного
       июнь 1944 - июнь 2015

     ……………………………….

 Солдат очнулся в медсанбате,
Потрогал ощупью бинты,
Прошелся взором по палате
И попросил подать воды…

     ………………………..

 

         Х.М.З.

 Только ты могла прелесть моя
Мне собою весь мир заменить.
Я любил тебя, твердо зная,
Что другую мне не любить.
Ты прелестней весны улыбалась
И жила и дышала весной,
Может быть ты такой и осталась,
Только я теперь стал другой.
Время время…
Железным ломом
В воду рухнули жизни мосты
И теперь далеко от дома
Я забыл о любви
А ты
Может быть меня любишь как прежде
В добром сердце любовь сохраняя
Отдаешься мечтам, надеждам,
Но поверь, что не стою я
Той любви твоей светло-чистой
И теперь потеряв идеал,
Вижу даль я и путь тернистый
Не такой, о котором мечтал.

                                9 апреля 1946 г.
                                 г.Папа, Венгрия.
 

       *                 *

                *

 Не любите меня, не надо,
Я любви вашей вовсе не рад.
Для меня будет лучшей наградой
Ваш презрения полон взгляд.

Что любовь для меня, смогу ли
Оценить я ее размах,
Если чувства уже уснули
В глубине, а не на устах,

Если губы в Европе выцвели
От бесчисленных лобызань,
Истрепалося сердце и мыслями
Я похож на паршивую дрянь.

Так за что же любить?
За что же?
Не колитесь шипами роз,
Не шутите со мной – прохожим,
От насмешек
Мне больно до слёз.

                           Санкт-Пельтен
                               Австрия
                                 1946 г.
                                  4 мая.
 

       *                 *

                *

Багровый вечер умирая
И уходя в ночной покой
На набережную Дуная
Устало бросил луч живой.

И одинокие каштаны
Глотнули жадно луч багряный
И в грусти трепетной своей
Склонились молча у аллей.

Пронесся ветер над водою
Тяжелым вздохом в тишине
И в электрическом огне
Плеснулся мертвою волною.

О, Вена, сколько позади
Осталося воспоминаний
И сколько трепетных признаний
Еще таится впереди.

И вечер этот вновь и вновь
Подобный каждому такому,
Напоминает, что любовь
Угасла ко всему живому.

                           Вена, 25 сентября 1946 г.
 

       *                 *

                *

Струнами скорбными
         Плачет гитара
               Заливается
В розовом свете
         Молодого бара
Кто-то мне улыбается.
  Топчутся пары
Музыка бравая
 Джазовая модная
Что ты заигрываешь лукавая
  Толстомордая
Сядь на колени;
   Иди смелее.
      Выпьешь – конечно
Обер давай вина похмельнее
          Покрепче
Я с тобою белобрысою
   Свою пропиваю юность
Пей за здоровье
  Хоть черта лысого
Все равно
    Не жизнь, а глупость
Пусть себе дяди в очках
       Ученые
Мудрость загибают.
       Мне с тобою
             Ядреною
И здесь, как в рае.

                           Вена, 10 января 1947 г.

 

В венском парке

Под елью осколком срезанной
Бронзовый Штраус сжимает гриф,
И ветер осенний свежий
Над парком в ветвях шумит.

Сорвется, вдруг, лист с березы,
За ветром летит кружась;
Вдали осыпаются розы,
Сплетая ажурную вязь.

И стонут шумя осины,
И шепчутся листья берез,
И воздух прозрачносиний
Тревожит, волнуя до слез.

Осыпятся скоро розы,
Зима незаметно придёт
И в грудь обнаженной березы
Хрустальные бусы вплетет.

И будет по прежнему Штраус
Безжизненно скрипку сжимать
Поблекшая бронза славы
Не может ни жить ни играть.

     …………………………………….

 
О, Вена, Вена,
Рабыня времени
И над тобою буря пронеслась
Распроститутила ты
Красоту нетленную
И пьяной девкой
У Дуная разлеглась.

Облезлые дома сутулятся,
Облизанные дымом и огнем.
Безумно ветер гарь несет по улицам
Сожженных и разваленных дворцов.

Изрытые воронками бульвары
Не украшает пестрота людей
И только старичок усталый
Стоит с шарманкою своей.

Старик с мольбой протягивает руки
И просит со слезами на глазах
И стонут жутко воющие звуки
Вторят гуденью ветра в проводах.

                           Вена, 16 марта 1947 г.


             *                       *

                         *


Мы плывем далеко далеко,
  Впереди путь далекий лежит.
  Белый парус, как чайки крыло,
  Над водою прозрачной скользит.

Перед нами туманная даль –
  Будут бури, ветры бушевать,
  Но сильны и крепки мы как сталь,
  И ничто нас не сможет сломать.

Много плыть нам и дней и ночей
  Пусть наш путь и далек и тяжел.
  Все равно я с подругой своей
  Смело выйду на чистый простор.

                                   23. III. 47. Вена.
 

             *                       *

                         *

 И вот
Осталась позади
Годов моих
воинственная рать.  

 

ВАСИЛИЙ ТЕРКИН НА ПЕНСИИ

Отрывок из поэмы

Тяжело жить в наши годы
Фронтовому племени
Жизнь проходит и уходит
Под прицелом времени. 

Жизнь, в которой мы не знали
Что же это значит – жить.
То со смертью воевали, 
То должны были служить.

Жили так, что бы работать
За погибших и живых.
Ну, а жил себе там кто-то
И за нас и за других.

Хорошо жил этот Кто-то.
В годы испытания
Не лежал за пулеметом,
Не терял сознания. 

От контузий и увечий,
Да осколком срезанный,
Не кричал под вой картечи
Будто недорезанный.  

Не кричал:"Добейте, братцы!"
Только кто его добьет, 
Чтобы немцам не достался
С пулей в грудь или в живот?  

Кто спасет и кто услышит
В том грохочущем аду,
Если каждый еле дышит
Задыхаясь на ходу? 

На бегу, в рывке, в атаке
Где сам черт не разберет
В яростной окопной драке
Кто кого скорей убьет.  

В грудь, в живот – штыком, прикладом
Одним махом наповал,
Кулаками в зубы гада.
Кто солдат, кто генерал 

В исступленной дикой схватке
Кто есть кто – не разобрать.
Кто-то сходу бьет лопаткой:
"На, те, гад, едрёна мать!" 

Очередь из автомата
И в ответ заряд свинца. 
Грохнул рядом взрыв гранаты,
А с траншейного конца 

Веером несутся пули,
Только мимо, стороной,
Взрывы землю там рванули
И затихло. Кончен бой.

Дело сделала пехота
И продвинулась вперед. 
Но в начале была рота,
А остался только взвод.  

Разместились по траншее,
Отдышались, и пока
Закурить бы поскорее,
Только, жаль, нет табака,

Скурен весь перед атакой
На исходном рубеже,
Так как вечно перед дракой
Бьет немного мандраже.

До поры пока не встанешь
По команде и бегом
И вперёд, если дотянешь, 
Ну, а там – всё нипочём.

Кончен бой и почему-то
Мучит зверский аппетит,
Только кухню чёрт попутал
Повар с кашей не спешит.

Где-то мается при штабе
Матерщинник старшина,
То ли греется при бабе, 
Толь попутал сатана.

Тут бы выпить стопку водки
Было б в самый раз теперь,
Только ждут там в штабе сводку
О количестве потерь.  

Чтобы выписать на роту
Всё, что полагается,
Ну, а выдать только взводу
То, что причитается.

Остальной навар снабженцы
Знают как распределить:
Часть для властных управленцев,
Часть – себе. Ведь надо жить.

И не даром ходят слухи,
Вот и я хочу сказать,
Что одним война свекруха,
А другим родная мать.
 

                                                        Продолжение >>>>>>> 

С.В.Страшный  Живопись ( Портреты   Очаков   о.Березань   Море   Цветы   Акварели )  Биография   Статьи   Проза   Поэзия   Признание и известность  

 

 
Александр Стражный
Авторская литературная страничка

Home   Об авторе   Психотерапия   Краткий обзор изданного   Нетрадиционная медицина  
Игры в болезнь   Менталитет   Рассказы   Храм Афродиты   Притчи   Афоризмы  
 Бестолковый словарь   Сказки   Отзывы читателей Статьи   Интервью   Пресса   TV  
Песни   Видеофильмы   Фотоальбом   Памяти отца   Гостевая книга   E-mail    
Homepage for Europe