Александр Стражный  Авторская литературная страничка  

 
Рассказы доктора Шулявского

       
         Эх альма, матер

     Метод доктора Гендера
     Только бы Вася не забеременел!
     Тиха Варфоломеевская ночь
Смерть всё спишет
Рефлекс

       
                         Метод доктора Гендера

    Что нужно для изучения иностранного языка? Вероятно, вы ответите: хорошая память, понятные учебники и масса свободного времени. А если у вас нет ни того, ни другого, ни третьего? Тогда воспользуйтесь методом доктора педагогических наук профессора Гендера. Вот как он его сформулировал:
    — Чтобы быстро выучить иностранный язык, главное — правильно подобрать помещение. Лучший класс для изучения французского — спальня француженки, немецкого — немки.
    Приехали к нам в университет американцы. Молодые, раскованные, шутят, подкалывают друг друга. Я тогда на втором курсе учился. Ну и пришёл на встречу с ними, так сказать, поупражнять язык.
    Сидим в неформальной обстановке, чай пьём, беседуем.
    И была среди нас студентка Наташа — не девушка, а само совершенство: симпатичная, с точёной фигурой и выдающейся грудью. Одним словом, Ренуар с бюстом. Полкурса за ней увивалось.
    И вот кто-то из ковбоев принялся вешать ей комплименты:
    — У тебя, — мол, — речь такая живенькая, такой акцентик миленький, все словечки правильненькие. Как тебе удалось так хорошо выучить английский язык?
    “Кажется, девку снимают, — смекнул я, — нужно перехватывать инициативу”.
    — С хорошей памятью, — говорю, — язык учится быстрее. Гуд мэмори, — дескать, — помогает.
    Американцы дружно засмеялись, Наташа покраснела.
    Не понял — по какому поводу смех?
    — Вы что, — говорю, — не верите что у неё прекрасная память? Кто хочет — может проверить, это не сложно.
    Хохот перешёл в аплодисменты, лицо девушки покрылось цветными пятнами.
    — А чего вы, собственно, смеётесь, мы все это знаем —растерянно пролепетал я.
    Тут уже, слава Богу, начал улыбаться и объект нашей беседы.
    А дело вот в чём. Слово “память” (memory) так и произносится: мемори, а мой акцент превратил его в мэмори (mammary), что по-английски — “женская грудь”.
    В общем, мы с профессором Гендером оказались правы — хорошая грудь поспособствует девушке выучить иностранный язык быстрее. И юноше тоже. Иностранная. Кто хочет — может проверить, это не сложно.

 

   Тиха Варфоломеевская ночь

    Дело было в колхозе, куда нас, студентов третьего курса, отправили собирать хмель.
    Встретил, как положено, председатель:
    — Товарищи студенты! Добро пожаловать в колхоз “Хмель коммунизма”! Надеюсь на вашу сноровку в работе, а с нашей стороны — корма для вас заготовлены в полном объёме.
    Поселили нас в общежитии, где было электричество, но не было воды. Её предполагалось таскать из колодца и заливать в огромную, чуть ли не в человеческий рост, наполовину зарытую в землю бочку. Этим ежевечерне и призваны были заниматься дежурные.
    Наш надзиратель, замначальника военной кафедры подполковник Купердяев, а по-нашему — Пердекуев, (и дослужился же с такой фамилией до подполковника!) расквартировался недалече в более пристойных условиях.
    Не любили мы Купердяева. Он всё пытался навязать нам, девятнадцатилетним хиппи, военные порядки:
    — Здесь вам не тут! Посмеете водку пьянствовать — это вам боком вылезет. Подъём в 8.00! Отбой в 23.00!
    Ну да, испугаешь пчёл мёдом.
    Какой нормальный студент ложиться спать по отбою? После 23.00 обычно самое интересное и начинается!
    Вошли мы в колхозную колею. После ужина товарищ подполковник со словами: “Чтобы в тёмное время суток я ни одного личного состава в лагере не видел!” — удалялся, но к 23.00 появлялся снова, проконтролировать соблюдение личным составом режима отбойного состояния. Личный же состав, закупив у крестьян самогона и достав из чемоданов привезённый с собой спирт, после трапезы садился пьянствовать. Дежурные, проигнорировав воду (потом принесём), расслаблялись тоже. Но по решению студенческого совета в их святую обязанность входило в 22.30 занять наблюдательный пост и при появлении в окрестностях Купердяева подать знак. После условного свиста всё в лагере замирало, свет выключался, личный состав временно прекращал попойку. Удовлетворённый результатом бдительного наблюдения с расстояния досягаемости невооруженного взгляда, подполковник окончательно покидал поднадзорный объект, а мы продолжали жить до рассвета.
    Так продолжалось недели три, пока один досадный эпизод не разрушил эту идиллию.
    Заводилой у нас был Юра Кривчиков — детина под два метра, мастер тяжёлой атлетики, бардовских песен и анекдотов. Только любил Юра, несмотря на юность, выпить. Выпивши, засыпал где придется, а если кто пытался его разбудить — страшно матерился и буйствовал.
    Как-то в разгар веселья, выпив стакан самогона, Юра случайно запил его спиртом.
    — Воды!!! — нечеловечески прошипел он, а его руки забегали по пустым стаканам. Воды в комнате не оказалось. Обнаружился огрызок огурца, но этого оказалось мало.
    — Воды!!! — стонал Юра. Кто-то побежал к бочке, но жидкости там оказалось настолько мало, что скороход физически не смог до неё дотянуться.
    — Воды, сволочи!!! — уже заорал Юра и развернул оглобли в сторону предполагаемого её местонахождения. После двух ударных стаканов его неимоверно заносило, и я вызвался быть тем, на кого можно частично опереться в нелёгком пути к заветной бочке.
    Кое-как добрались. А дальше? Ведь воду-то не достать!
    Унюхав вожделенную влагу, Юра, без размышлений полез внутрь, очутившись там в позиции “вниз головой”. Раздалось жадное чавканье, ноги с ботинками 46-го размера торчали наружу.
    — Кайф! — произнёс хозяин ботинок и сладко засопел. Было очевидно, что он там уснул.
    — Юра, твою дивизию, вылазь! — матерился я, пытаясь вытащить его за ноги.
    Ну да, конечно. Для такого амбала подъёмный кран нужен.
    — Юра! Пердекуев идёт! — я продолжал апеллировать к его совести.
    Никакого ответа. Ритмичное сопение без всяких попыток пошевелиться.
    В этот момент засвистел дежурный филин, возвестивший о том, что дегенерал-полковник вышел на вечерний моцион. В лагере всё стихло, свет погас, во тьму погрузилась и бочка.
    — Юра, блядь, продержись 15 минут, не сопи! — отдал я ему последнее напутствие и скрылся, так как Купердяев, скорее всего, в темноте ничего не заметит, а моё присутствие возле бочки гарантировало полное разоблачение всей нашей конспиративной системы.
    Замнач военкафа пришёл не один. С председателем. По их нетвёрдой походке легко было догадаться, что стаканчик-другой они умяли. Живые люди! Село, скука... Мы, направив свои радары в их сторону и произнося молитвы, уловили следующее:
    — Похоже, порядок!
    — Суслика образ ведут проживания товарищи студенты!
    — Хотя работа их гроша выеденного не стоит: на поле спят стоя на ходу, тянут в длинный ящик резину, в открытую разговаривают, а еще и болтают.
    — Я разберусь как следует и накажу кого попало. Если им не нравится такой распорядок — устрою более другой.
    — Нет, надо бы всё-таки поощрить. В прошлом году к нам будущих инженерув присылали, так они жили словно свиньи в берлоге, матом ругались как маленькие дети, а ваши — воспитанные, поэтому уже не животные, сразу видно, медицинщики.
    — Да, наши грех жаловаться, спокой...
    Внезапно снаружи воцарилась гробовая тишина. Оба начальника узрели из наполненной, как они полагали водой, бочки, торчащие Юрины ноги.
    Утопленник в лагере! Как объяснить компетентным органам, что студент утонул там, где в округе нет ни одной паршивой речки? Значит (боже праведный!) — убийство!!!
    Как они его оттуда вытащили и что услышали в свой адрес от ничего не соображающего “утопленника”, приводить на этих страницах не стуит. Юра их чуть не затолкал туда, где только что пребывал сам.
    Шмон был крутой. Но закончилось всё полюбовно: армейская смекалка подсказала тёртому подполковнику, что дай он этому делу ход, ему первому в ректорате выпишут касторку без туалетной бумаги.
    Так выпьем же, господа, за армейскую смекалку!

 

   Рефлекс

    Серёжа и Вася шли в сторону метро. Слегка “под мухой”, но аккурат в норме. Беседуют, анекдоты травят.
    А вот и станция — “Почтовая площадь”. Неглубокая.
    Войдя в вестибюль, друзья услышали звук приближающегося поезда.
    Знаете, что такое рефлекс? Например: когда вы в тёмной комнате спотыкаетесь о кошку, то, включив свет, начинаете рефлекторно за ней гоняться. Или же, если вы умостились на унитаз, и тут чувствуете, что вас кто-то там гладит по заднице, вы рефлекторно сигаете и заглядываете в очко — кто там?
    При звуке подходящего поезда у Васи включился рефлекс “Догнать немедленно!” Надо, не надо — хватай. Спешишь, не спешишь — беги.
    Махнув у турникета проездным, он рванул на платформу.
    У Сергея импульс не сработал. Ну не хотелось ему в благостном состоянии духа куда-то бежать, за кем-то гнаться. К тому же время ещё не позднее, через пару минут подойдёт следующий состав, да и проездного у него не было.
    Юноша не спеша пошёл в кассу, выстоял небольшую очередь, купил жетончик, опустил его в нужную щель, спустился на платформу и... застыл как памятник Неизвестному железнодорожнику.
    Справа от него стоял поезд. Все его двери были закрыты. Кроме одной, створки которой, растопыренными и уже посиневшими от напряжения руками держал Вася.
    — Сколько можно тебя ждать! — завопил верный друг.
   Удивление1.gif (275 bytes)

            

                           Александр Стражный
                 
Рассказы доктора Шулявского

                   Где купить     
               

               Отзывы о книге    
                    _________________________________________________
      
Рассказы доктора Шулявского.  Содержание:  Приключения наших в Европе  Приключения наших в США   Эх альма, матер   Приколы заядлых врачей    Разнополые истории      И. о. том, и. о. сём

 

 
Александр Стражный
Авторская литературная страничка

Home   Об авторе   Психотерапия   Краткий обзор изданного   Нетрадиционная медицина  
Игры в болезнь   Менталитет   Рассказы   Храм Афродиты   Притчи   Афоризмы  
 Бестолковый словарь   Сказки   Отзывы читателей Статьи   Интервью   Пресса   TV  
Песни   Видеофильмы   Фотоальбом   Памяти отца   Гостевая книга   E-mail    
Homepage for Europe